Просмотры: 4383
Комментарии: 0

Милла Синиярви ♦ Очерк жизни Илмара Талве

Страницы:  1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12

От судьбы к судьбе

В те летние дни, когда англичане наводили порядки в освобожденном от фашистов Фленсбурге, Илмар Талве неожиданно столкнулся с группой финских солдат. По их рассказам, ребята попали в плен в Лапландии, где шла война финнов с немцами, и оттуда через Норвегию в Германию. Союзники разместили их на постоялом дворе, в кирпичном двухэтажном домике. Из-за малочисленности группы – было там всего человек двенадцать – англичане не контролировали финнов, которые и были предоставлены сами себе. Раз в день к ним приезжала машина союзников с полевой кухней и горячим обедом. Пользуясь своими «финскими» бумагами, Илмар Талве присоседился к финнам в надежде, что Финляндия позаботится о своих и переправит через Швецию домой.

С середины июля до середины августа Талве провел с финскими солдатами время, полное надежд и тревоги одновременно. Послевоенная жизнь пугала своей неопределенностью, но ощущение радости от того, что война наконец кончилась, давало силы и укрепляло дух. Ближе к осени нахождение в ненавистной Германии становилось все труднее, и Илмар начал разрабатывать план перехода в Швецию самостоятельно. В случае задержания за нелегальный переход через границу, перебежчикам в новое время вряд ли будет грозить большое наказание, а вот если попасть в столицу Дании, то это прямой путь в Стокгольм, а оттуда если в не в Финляндию, то Америку.

В финском лагере Илмар Талве завязал дружбу с двумя солдатами. Один, Эндель Унт, был ранен в Эстонии, после чего направлен на лечение в Германию. Другого звали Ханнес Салокангас, он попал в плен к немцам. Втроем они начали подготовку к переходу через границу.

Эстонская супружеская чета, проживавшая в маленьком доме прямо на границе с Данией, стала для них проводником и помощником. Приграничная местность представляла из себя два пологих склона, посреди которых в долине протекал ручей. Датский берег был более крутой, он ограничивался густым кустарником, за которым проходила проселочная дорога. Территория не была огорожена колючей проволокой, никаких сторожевых постов рядом не наблюдалось. В километре от дороги располагался палаточный военный лагерь.

Беглецы договорились, что операция состоится в августе, когда ночью будет достаточно темно и в то же время еще не холодно. Однажды Ханнес Салокангас принес из города важную весть. Встретив финскую компанию, познакомился с женщиной из Финляндии, которая хотела бы переправиться через границу. Финка владела шведским, что для нахождения в Дании было очень полезным, имела при себе деньги и могла бы пригодиться в опасном путешествии. Посовещавшись, парни согласились взять ее четвертой в группу. Из вещей решили взять только один рюкзак, в который должны были вместиться блок сигарет, немного провизии, личные вещи женщины. С дамой договорились встретиться в городе, вечером достичь избушки эстонских супругов, а рано утром перейти границу. Так все и случилось. Это была ночь с 18 на 19 августа 1945 года.

В три утра компания снялась с места, выйдя из избушки гостеприимных хозяев. Ночь выдалась светлая, луна освещала путь настолько, что можно было читать газеты, если захотелось бы присесть на пенек. Но путникам было не до этого, цепочкой они спускались к ручью. Спустившись в долину, обнаружили, что перед ним раскинулся не ручей, а довольно широкая, метров пять в ширину, речка. Ханнес Салокангас первым зашел в воду, глубина оказалась чуть выше пояса! Зато дно было твердым. Ханнес вернулся на берег и перенес женщину, Илмар и Эндель, раздевшись до рубашек, перешли следом. Одевшись на другом берегу, поднялись на склон и осторожно пошли вдоль кустарника. Перебежав проселочную дорогу, еще долго шли вдоль поля. Ландшафт представлял собой распаханные земли, ограниченные полосами, засаженными кустарником. Добравшись до первого заграждения, сделали привал. Илмар закурил, посмотрел на часы. Пересечение границы заняло два часа.

Стали изучать карту. В двух километрах располагалась пограничная станция Падборг. Решили идти вдоль железнодорожной станции, чтобы попасть на проселочную дорогу, ведущую на север. С перекрестка свернули в сторону станции Тинглев, куда и добрались через пару часов ходьбы. На вокзале стоял автобус с указанной конечной станцией – Обенро (небольшой город на восточном побережье Дании).

Не имея датских крон, расплатились с водителем блоком сигарет и благополучно доехали за полдня до станции назначения. Увидев витрины магазинов, с трудом сдерживались, чувство голода было сильнее всех остальных. Илмар с финкой увидели булочную и подумали продать ручные часы, принадлежавшие даме, чтобы купить хлеба. Быстро нашли ювелирный магазин. Илмар вошел, поздоровался по-немецки. Представился финном, едущим через Копенгаген к себе домой, в Финляндию. Положил на прилавок часы. Продавец их взял, на минуту скрылся в задней комнатке, вернувшись, заявил, что готов заплатить за часы 150 крон. С деньгами компания направилась в булочную, где ту же самую легенду Талве опять изложил на немецком. Датчанка не очень поняла, но все же дала понять, что хлеб продается по карточкам, поэтому продать господам иностранцам можно только печенье к кофе. Стоявший рядом приятель Унт не выдержал и вмешался. Он округлял глаза, тыкал себя пальцем в живот и изображал голодные колики. Смутившаяся продавщица уступила, положив на прилавок два круглых ржаных хлеба. Илмар Талве попросил еще двенадцать пирожных, заплатив за все вырученными в ювелирном магазине деньгами. Прямо в парке на скамейке набросились на еду. Пирожные были съедены в одно мгновение. После утоления голода захотелось спать. Без документов нельзя было и надеяться на то, что бродяг примут в гостиницу.

Решили выйти за город и поискать место для ночлега. У дороги протекал ручей и росли столетние тополя. Лучшего места для бивуака не найти! Умывшись, напившись прозрачной воды и доев хлеб, компания тут же устроилась на отдых. Сухие ветки стали отличным матрасом. К счастью, ночью не пошел дождь, и путешественники прекрасно выспались. С рассветом отправились в путь. Не успев пройти и километра по дороге на север, обрадовались удаче. На безлюдной дороге путников нагнало такси. Спутница смело подняла руку и остановила машину. Водитель направлялся в соседнюю деревню Кристиансфельд, что в двадцати километрах. Дама уселась рядом с ним и всю дорогу болтала по-шведски, трое ее приятелей молчали на заднем сидении, чтобы не привлекать особого внимания. Таксисту нужно было заехать на почту, которая оказалась прямо на вокзальной площади, а там как раз стоял автобус. Он отправлялся в город Колдинг, расположенный в двухстах километрах от Кристиансфельда в сторону побережья. Купив билеты на датские кроны, компания перекочевала в автобус и продолжила путешествие. По прибытии в этот город пошли на железнодорожный вокзал посмотреть, когда отправляются поезда на Копенгаген. Увы, утренний уже ушел, следующий отправляется поздно вечером. Финская подруга, энергичная и общительная, стала спрашивать у таксистов, сколько стоит добраться до столицы на машине. Водители просили дорого, и нужно было что-то придумать. На удачу попался датский студент, с которым договорились ехать вскладчину. Так, впятером, и доехали сначала до города и порта Фредерисия. Там успели на паром, отправлявшийся в направлении Копенгагена. С помощью датского приятеля попали на корабль и перекусили в большом зале. Далее опять датчанин договаривался с разными водителями, и в конце концов все успешно добрались до столицы Дании.

Увидев большой город, с магазинами, освещенными рекламой и переполненными народом улицами, подумали, что вернулись в довоенное прошлое. Беглецы, измученные дорогой, стояли на вокзале и смотрели на яркую спокойную жизнь, в которой не было места людям, убежавшим из лагеря. Куда теперь податься? Датский друг понял моральное состояние своих ровесников, пусть из других стран, других судеб, но по-человечески близких, и вдруг исчез куда-то. Вскоре он вернулся и отвез приятелей к себе домой.

Там мать студента всех накормила и разместила на ночлег. Женщина спала в ее спальне, парни в гостиной. Спать в уютном доме на чистых простынях – какое удовольствие! На утро дама объявила, что расстается с друзьями. У нее был с собой финский паспорт, и посольство Финляндии должно помочь в возвращении на родину. У парней не было ни бумаг, ни уверенности, что государство позаботится о них. Эстонцы должны были вернуться на свою родину, в Эстонию, а оттуда, скорее всего, в Советский Союз. Финн Ханнес оказался в Германии и потерял все документы. Мужчины пошли гулять по городу.

Во время прогулки были разные мысли: угнать лодку и переправиться в Швецию, а оттуда в Финляндию, или пересечь Атлантику и скрыться в Америке. В конце концов не выдержал Ханнес. Он вскочил со скамейки в парке и закричал, что он вообще-то гражданин Финляндии и пусть его родное государство само решит, что с ним делать! Немного успокоившись, присел и добавил, что и парни не зря ведь воевали за Финляндию, находясь на передовой в финской армии. Так и порешили, что прямо сейчас втроем пойдут сдаваться в посольство. Говорить будет Ханнес, а Илмар с Унто по возможности молчать. Там на приеме Ханнес рассказал молодому атташе, как попал в Норвегию во время так называемой «Лапландской войны», а оттуда в Германию и наконец в Данию.

Сотрудник даже не спросил, каким образом вся тройка пересекла границу, уже потом выяснилось, что ежедневно на прием попадали десятки мужчин с примерно такими же историями. Атмосфера в посольстве была дружелюбной, и Ханнес довольно ясно изложил ситуацию всех троих. По-видимому, молодой сотрудник решил, что все трое, служившие в финской армии, но оставшиеся без документов, по национальности финны и должны быть отправлены на родину. Когда очередь дошла до Илмара, он представил тот самый паспорт Fremdenpass, который заполнил сам, и согласно документу представился. Он – Илмари Талвела, родился в Выборге и по профессии секретарь. Атташе попросил уточнить, где именно работал Илмари. У эстонца был хороший приятель из Выборга, работавший в магазине скобяных изделий, и на приеме в посольстве Илмар Талве, ничуть не замешкавшись, сообщил «верный» адрес: Выборг, улица Торкеля 5, то есть по-фински Itä-Suomen Rautakauppa, Torkkelinkatu 5. На этом аудиенция и закончилась для Илмара.

Эндель Унт, не владевший таким блестящим финским языком, как Талве, долго выпутывался, говоря иногда по-немецки, иногда по-эстонски, а с перепугу перейдя и вовсе на русский. Парень уверял, что когда он служил в финской армии, ему обещали финское гражданство, и что воевал он за Суоми, которую любит больше, чем свою родину. Аргументация раскрасневшегося от патриотизма эстонца заставила молодого финна задуматься. Может, действительно существует циркуляр, по которому солдаты финской армии приравниваются к финским гражданам? И на всякий случай он выдал разрешение на отправку домой и Энделю, добавив все-таки, что в городе Турку господину Унту придется явиться на допрос в финскую полицию.

В результате все трое получили приказ быть утром в порту Копенгагена для отправки в шведский порт Мальмё, а оттуда в финский город Турку. И действительно, рано утром на причале собралось человек сорок, которым представители посольства выдали документы, удостоверяющие личность, билеты до Копенгагена и немного командировочных. Дорога до Мальмё не заняла много времени.

Стоял солнечный день. Настроение у всех было приподнятое. За десять датских крон парни купили себе пиво на корабле, и впервые Илмар, заядлый курильщик, приобрел неизвестные ему шведские сигареты «Hudson». Он тогда не предполагал, что последующую жизнь, находясь в Швеции, своей второй родине, будет курить только эти сигареты. Королевская Швеция не ждала эстонского беглеца, который все же своим умом и упорным трудом добился высокого положения в ученом мире. Третья родина, Финляндия, приняла его уже готовым специалистом по этнографии и предоставила место в университете Турку. Но об этом этапе жизни ученого разговор отдельный.

Краткие биографические сведения

Профессор этнологии, преподававший в университете города Турку, Илмар Талве умер в возрасте 88 лет 21 апреля 2007 года в Турку, Финляндия.

Родился 17 января 1919 на станции Мга под Петербургом. Россия не стала родиной для него, так как родители уехали в Эстонию, увезя Илмара еще ребенком.

Вырос Талве в небольшом городке Тапа на севере Эстонии в семье железнодорожника. Окончил Тартуский университет в 1942 году и получил степерь бакалавра философии и этнологии.

Работал в Эстонском национальном музее, в 1943 году добровольно вступил в финскую армию и участвовал в боях 1944 года на Карельском перешейке. Закончил военные скитания в 1945 году, попав в статусе беженца в Стокгольм. Там, на своей второй родине, продолжил научную карьеру, работая в музее ” Nordiska Museet”.

Докторскую диссертацию о народной крестьянской культуре Финляндии защитил в Стокгольме в 1960 году. Ученый не прерывал тесных связей с Финляндией, ставшей ему третьей родиной. В 1959 году был приглашен на работу в университет в Турку. Владея финским языком в совершенстве, выступал в качестве лектора по этнографии многие десятилетия.

Ученый вернулся в Эстонию лишь в 1991 году, когда страна получила независимость.

В качестве иллюстрации к этой главе хотела бы предложить снимок из личного архива Кленова. Снимок сделан летом 1945 в Германии. На фотографии передана атмосфера того времени, когда Германия капитулировала, но люди из разных стран, угнанные в лагеря, еще не вернулись домой.

Здесь же, на этой странице, помещаю фотографию дневника Кленова. Дневник велся в этот период, в условиях лагеря. И на русском языке!!!

© Милла Синиярви,  2015

Опубликовано 27.05.2015 в рубрике История раздела Мир вокруг
Просмотры: 4383

Впервые опубликовано на сайте «Проза.ру».

Предыдущая | Страница 12 из 12

Авторизуйтесь, пожалуйста, чтобы добавлять комментарии

Комментарии: 0

⇡ Наверх   Очерк жизни Илмара Талве

Страница обновлена 09.08.2016


Разработка и сопровождение: jenWeb.info   Раздвижные меню, всплывающие окна: DynamicDrive.com   Слайд-галереи: javascript библиотека Floatbox