Просмотры: 4693
Комментарии: 0

Милла Синиярви ♦ Очерк жизни Илмара Талве

Страницы:  1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12

Бегство из Эстонии

Илмар вышел на проселочную дорогу. Недалеко находился постоялый двор, к которому подъехал автобус. Илмар спросил у водителя, можно ли доехать до Виртсу. Получив согласие, забрался и обнаружил среди пассажиров мужчин в форме и двух женщин в гражданском. Из разговоров понял, что автобус везет сотрудников таллинской полиции. Уставший беглец уснул сразу, а когда проснулся, на дворе было темно, и автобус стоял на прежнем месте. Выйдя покурить, Талве удивился, насколько холодно стало на улице. Летний костюмчик был явно не по сезону. Когда прибыли в местечко Лихула и автобус остановился у штабного здания, Илмар получил немецкое теплое пальто, оказавшееся шинелью, фуражку и две гранаты. Всю остальную дорогу крепко проспал и очнулся уже когда автобус пересек пролив, остров Муху и мост через Малый залив. Утром прибыли на Ориссаари. Там всех ждал неприятный сюрприз: немецкий патруль. Офицер приказал выйти всем военнослужащим. Было слишком поздно что-либо предпринять, и облаченный в немецкую форму Илмар Талве вынужден был подчиниться. Пойманные таким образом солдаты должны были ожидать во дворе автобуса, который отправит их в Курессаари, по-видимому, место сбора. Неужели предстоит отправка в Германию? Двор представлял собой крестьянскую усадьбу. Главное здание и вспомогательные постройки составляли единое целое, с выходом на три стороны: поле, лес, дорогу. Сарай, хлев, рига, –– все строения соединялись друг с другом, проход был лишь с северной стороны, где располагался дровяной сарай. Посреди двора находился колодец-журавль. Илмар Талве наметанным глазом этнографа сразу оценил возможность укрыться в усадьбе. К сожалению, бежать из этого закольцованного комплекса деревянных строений было практически невозможно. Везде стояла немецкая стража. Было поздно проклинать себя за собственную глупость — зачем так опрометчиво надел немецкую шинель? Куда теперь ее деть? Под проклятой формой была гражданская одежда. Караульные стояли на остановке, во дворе, сбросить форму незаметно в тот же колодец или под дом вряд ли удастся. А если попасть в главное здание, там наверняка есть кладовки, другая дверь в сторону леса, окна? Надо было действовать незамедлительно. Илмар Талве направился в сторону колодца и показал с помощью жеста караульному, что хочет напиться. Немец не остановил. Подойдя к колодцу, увидел, что нет ведра. Илмар потряс цепью, привлекая внимание сторожевого и объясняя на пальцах, что пойдет в дом за водой. Совершенно спокойно направился в сторону главного здания, ожидая всем существом окрика, но его не последовало. В доме со стороны двора дверь вела в просторную веранду. На веранде в свою очередь находились три двери, одна в избу, другая в туалет, а третья в кладовку. Постучав в избу и получив ответ, зашел в большую комнату с печью, красным столом и лавками. Хозяйка хлопотала у печки, а за столом, к великому огорчению Талве, восседали два офицера в немецкой форме. Поприветствовав старших по чину согласно уставу, обратился к женщине на эстонском, попросил воды. Пил воду из ковшика очень медленно, маленькими глотками, оценивая ситуацию. Поблагодарив, вышел из горницы. На улицу не спешил. В туалете снял шинель и повесил ее на гвоздик. Теперь Илмар Талве опять гражданский, а не военнообязанный. Решил, что если начнут искать и допрашивать, будет все отрицать. Находился в укрытии довольно долго, пока не услышал голоса на улице и шум мотора. Скорее всего, грузовик приехал, началась погрузка. Через какое-то время все стихло. Аккуратно открыв дверь, вышел на веранду. А там опять сюрприз — еще один человек в форме! Они оба испугались, но незнакомец поднял палец к губам, мол, ни звука! Оказалось, Илмар Талве был не одинок в своем стремлении избежать погрузки в машину и отправки в Германию. Друг по несчастью служил в Эстонском легионе и проживал совсем рядом, в доме напротив. Талве предупредил, что в избе находились два немца. Новый приятель осторожно приоткрыл дверь и увидел, что офицеров там уже нет. Войдя, обратились к хозяйке. Она отвела пришельцев в дальнюю комнату, чтобы с наступлением сумерек попытаться перейти дорогу и попасть в дом нового знакомого. До вечера проспали на широкой хозяйской кровати. Проснувшись, в горнице застали человек десять местных, деревенских. Обсуждалась возможность на каком-то паруснике доплыть до Швеции. Илмар прислушался с особым вниманием, так как уже давно подумывал об эмиграции. Из разговора понял, что хозяин парусного судна специально утопил его в заливе неподалеку от Ориссаари в начале войны для того, чтобы большевикам не досталось. Три года корабль пролежал под водой, но сейчас поднят на поверхность и приведен в рабочее состояние. Талве слышал, как местные договорились, что сбор будет на северном побережье. Илмар почувствовал, что опять судьба дает ему шанс! Когда стемнело, беглецы пересекли двор, проселочную дорогу и укрылись в доме напротив. Это был небольшой сельский магазин, Илмар Талве переночевал на прилавке.

Утро выдалось солнечным и безветренным. Сын продавца и его родственники поехали на лошадях в местечко Лейси, откуда парусник должен был отправиться в путь. Илмар Талве отправился своим ходом в сторону лесничества Лаугу, что находится неподалеку от места сбора. Илмар совсем не знал местности и не успел обзавестись картой. Пошел в сторону Сааренмаа с двумя приятелями, которые показывали дорогу. Во дворе крестьянского дома увидели немцев, чинивших мотоцикл. Начальник, молодой лейтенант, остановил путников и потребовал документы. У Илмара и еще одного эстонца не было с собой никаких бумаг. Пропустив одного местного, фриц отправил двух других назад в комендатуру за пропусками.

Что делать? Оценив местность, беглецы могли бы воспользоваться тем, что рядом с домом находилось поле со стогами. Илмар решился рискнуть, а местный все же пошел в комендатуру. Талве должен был незаметно перейти поле, на котором, к сожалению, было слишком мало укрытий в виде стогов, а вдоль дороги почти не было кустов. Пригодились полученные в армии навыки. Илмар где-то ползком, где-то перебежками, но пересек опасное пространство. К перекрестку подобрался с максимальной осторожностью, полагая, что там немцы выставили патруль. Увидев, что поблизости никого, поднялся и перебежал дорогу, чтобы укрыться в кустах. Быстрым ходом направился по лесной дорожке, идущей параллельно с проезжей, чтобы нагнать того приятеля, которого пропустили. Дорога шла вдоль залива, море хорошо просматривалось сквозь деревья. Впереди виднелись разбросанные рядом с берегом дома. Илмар Талве спешил, что было мочи, и наконец увидел впереди силуэт. Добежав, обрадовался, что догнал приятеля. Беглецы видели немцев у берега. Стало понятно, что фрицы находятся и в расположенных рядом домах. Неожиданно дорога завернула в сторону от залива. Приятель вдруг заявил, что ему нужно наведаться в один дом. Потом все же объяснил, что там, впереди, будет сторожевой пост немцев и эстонцев, с которыми он не хотел бы встречаться. Илмар даже не успел расспросить его, как добраться до условленного места, так стремительно его спутник ретировался. Талве остался один в задумчивости на дороге. Вспомнилось, как в детстве мечтал он побывать на знаменитом Сааремаа. Вот ведь как судьба распорядилась: теперь он здесь, один, с пустыми руками, непокрытой головой, и никому не нужный. Илмар Талве прекрасно понимал, что если сейчас его поймают немцы, вряд ли удастся изменить ход этой коварной судьбы. Но очень хотелось есть. Чувство голода заставило приблизиться к хуторскому дому и попросить воды. Крестьяне пригласили к столу и накормили. Уже был вечер, когда беглец опять оказался на проселочной дороге. Теперь нужно было проскочить тот самый сторожевой пост, о котором предупредил его приятель. Всматриваясь в окна и изучая двор, Илмар не видел ни души. Подумав, что удастся проскочить, вдруг все же наткнулся на выступившего из-за кустов сторожевого с оружием на плече. Часовой спросил документы, пытаясь выяснить, куда направляется путник. У Талве было с собой лишь эстонское удостоверение личности, с корочки которого отклеилась фотография. Для педанта фрица именно отсутствие фотокарточки было уже преступлением. Талве на немецком объяснил, что он ученый из Тарту, работает в Национальном музее, на Сааренмаа для того, чтобы встретиться с профессором Густавом Рянком. У него тут неподалеку дача. Часовой слушал, но оставался безучастным. Вдруг Илмар Талве вспомнил, что в кошельке остался у него приказ из финской армии, который использовал Талве как пропуск во время увольнения в Хельсинки. Показать бумагу армии другого государства было большим риском, но вряд ли немец различит финский от эстонского. Выудив приказ, протянул, не отдавая все же в руки часового. «Вот назначение, вот печать, вот подписи», –– произнес уверенно. То ли печать подействовала, то ли в конце войны общая апатия так заразила всех участников войны, но немец вернул удостоверение личности и махнул рукой, мол, можете следовать дальше. Илмар Талве пошел по дороге понимая, что не зная маршрута рискованно плутать, следующая встреча с дозором может закончиться плачевно. Он решил подождать кого-нибудь из знакомых. Пару часов просидел в засаде, в высокой траве у обочины, пока на дороге не показались два обоза с эстонцами. Это и была семья того самого продавца, в магазине которого Талве заночевал.

На фото настоящий постоялый двор, построенный в 1850 году, такие были и в Эстонии. Фото современное, дом продается.

© Милла Синиярви,  2015

Опубликовано 27.05.2015 в рубрике История раздела Мир вокруг
Просмотры: 4693

Впервые опубликовано на сайте «Проза.ру».

Предыдущая | Страница 6 из 12 | Следующая

Авторизуйтесь, пожалуйста, чтобы добавлять комментарии

Комментарии: 0

⇡ Наверх   Очерк жизни Илмара Талве

Страница обновлена 09.08.2016


Разработка и сопровождение: jenWeb.info   Раздвижные меню, всплывающие окна: DynamicDrive.com   Слайд-галереи: javascript библиотека Floatbox