Просмотры: 1626
Комментарии: 0

Милла Синиярви

Наши с бабкой Маруськой этнографические изыскания

Фольклорная экспедиция: поездка третья

Страна тысячи озер

Я столкнулась с неожиданной трактовкой названий многочисленных островков в финской Карелии. Вот как бабка Маруська — русская нойта (ведьма) — пересказала одну карельскую легенду.

В Беличьем жила девушка. Осталась она рано без родителей, взяли ее богатые люди в служанки и увезли на Пиикасаари (остров Служанки). Увидел ее там молодец, посватался. Поехали молодые на Кихлатсаари (остров Помолвки) и сговорились с Дружкой, что будет он свидетелем их помолвки. Потом поехали на Папинсаари (остров Поповский), там их уже обвенчал священник. Поехала женка на Пойкасаари (остров Сыновний)  и родила там мальчика. А потом сошла молодуха с ума, уплыла на лодке с ребеночком на Мурхасаари (остров Убийцы) и убила его там.

Вначале на земле ничего не было, кроме воды и ветра. Ветер дул, вода шумела. Ее шум надоел богу, вот и превратил он воду в камни. Раздал бог камни своим слугам, стал каждый на своем острове править, а чтобы работать кому было — людей туда заманили. Иначе зачем доброму человеку на край света тащиться через тысячу озер? Вот и по сей день правят на тех островах Служанка, Дружка, Поп, Сын и Убийца.

В этой легенде, конечно, нет никакого глубокого смысла. Наверное, это просто народная попытка объяснить возникновение названий островков, расположенных рядом.

Этимология финских названий занятна. Вот, например, как объяснила бабка Маруська происхождение названия хутора Курре (Беличье).

Курре-векша-орава-белка

Эту историю я перескажу своими словами, потому что уж очень душещипательно. Если процитирую бабку Маруську, то ведь никто не поверит!

Она «гувурила», как ее «калерьский» муж хутор обустроил. На берегу реки Вуокса, что течет по обе стороны границы, нашел Сэпушка подходящую полянку. Пригласил товарища, чтобы начать пожог делать, то есть подсечное земледелие практиковать. Тут необходим комментарий, который я и добыла где следует: в лесу рубили деревья или подсекали их, подрезали кору, чтобы они высохли. Через год лес сжигали и производили посев прямо в золу. Такое поле давало хороший урожай первый год без обработки земли; потом требовалось рыхление участка ручными орудиями; через два — три года поле истощалось и его оставляли под перелог, пока не вырастал лес.

Так вот не зажигались сухие ветки. Тогда товарищ пропал ненадолго в лесу, вернулся с холщовым мешком. А в нем белки сидели. Вытащил он одну, поджег ей хвост и пустил по веткам прыгать. Пока всех белочек не поджег, не успокоился. Зато пламя запылало, бабы пришли, стали граблями угли ворошить. С тех пор хутор Сэпушки Беличьим прозвали.

В Сибири белку, по словам бабушки, называли векшей. Маруся ловила белок и сдавала купцу за деньги. Потом эти забайкальские векши крутились в колесе, сидели в клетке и щелкали орешки. В провинциальных городках было модно выставлять на потеху заточенных в золотые клетки зверюшек. Клетки с белками, как с канарейками, выставляли на окнах, в мелочных лавках, отправляли в большие города по Сибирскому тракту на лошадях, а потом и по железной дороге. А что белке? Были бы орехи! Если клали много кедровых орешек в клетку, сидела она, как султан, с поднятым огненным хвостом на задних лапках, и щелкала весело свое лакомство.

«Дали орехов белке, когда зубов не стало», - пошутила бабка Маруська.

Ну а дальше я сама узнала, что настоящую пользу извлекали из белок для других целей: не ради забавы и не ради пожогов, а во имя красоты и тепла. Шкурку с белки снимали промышленники чулком, как с лисицы.

Непонятно, почему русские назвали зверька белкой. У финнов она — «орава». Правда, есть другое слово — «курре», но его значение, как и предыдущего слова, непонятно. Скорее всего, финское «курре» - звукоподражание. Ведь голос у белки очень своеобразный. Похож на чоканье сквозь зубы. А бабка Маруська меня уверяла, что белка урчит, когда сердится. Сидит себе на дереве, трет передними лапами мордочку и урчит. Может, тогда и издает это «кур-р-ре»?

Бело у белки только одно брюшко и грудка, а спинка, голова, ноги — серенькое, темнопепельного цвета. В словаре Даля слово «белка» пишется через ять, есть и варианты: бела, векша, вокша, мысь, урма. Вот о каком зверьке говорится в «Слове о полку Игореве», в выражении «мысью по древу»! Еще есть одна интересная пословица у русского народа: «Векша в город забегает к войне».

© Милла Синиярви,  2009

Опубликовано 05.06.2009 в рубрике Приключения раздела Мир вокруг
Просмотры: 1626

1. Денег у них макса. Этнография и фольклор
2. Калерьские мысли. Поездка вторая, конец апреля
3. Наши с бабкой Маруськой этнографические изыскания
4. Родные запахи или непереписывание истории
5. Не напутешествовалась или увезу тебя я в тундру

Авторизуйтесь, пожалуйста, чтобы добавлять комментарии

Комментарии: 0

⇡ Наверх   Наши с бабкой Маруськой этнографические изыскания

Страница обновлена 15.01.2015


Разработка и сопровождение: jenWeb.info   Раздвижные меню, всплывающие окна: DynamicDrive.com   Слайд-галереи: javascript библиотека Floatbox