Просмотры: 1736
Комментарии: 2

Милла Синиярви

Ах, этот менталитет!

Мышление — глубоко интимный процесс

Приятельницы столкнулись под мостом. Звучит интригующе? На самом деле, конечно, не столкнулись, а встретились, и не под мостом в нашем понимании, а в зоне подземного перехода-проезда под автомобильной трассой. Хочу сказать, что финские бабульки ехали на велосипедах, увидев друг друга, сошли с транспорта и стали разговаривать. Поскольку дело происходило ранней весной, дорожку на выходе из перехода подморозило.

— Смотри, как скользко, здесь сплошная наледь!

— Да, и камней не подсыпали. Ведь так можно шею сломать.

— Легко. Это место, на выезде, особенно скользкое. Тут такие лихачи носятся!

— Ну конечно, слишком много народу проходит и проезжает здесь. Накатанная дорожка.

— А вот там, за поворотом, еще опаснее. Хоть коньки бери, так скользко.

— Посмотри только, какой весенний сюрприз – голый лед!

— Если не дай Бог столкнешься с кем-то и рухнешь, костей точно не соберешь.

Мой велосипед как раз потерпел крушение, и я стояла неподалеку, натягивая цепь. Бабушки говорили очень долго, и все время о том, как скользко и опасно. Одна и та же мысль, вернее, наблюдение, подавалось разными словами.

Женщины как будто застыли. В своем оцепенении они превзошли гоголевских мужиков, рассуждавших точно так же на дороге о том, докатится ли колесо до Москвы или нет. У русских крестьян, по-моему, в разговоре чувствовался размах и объем. Одно упоминание большого города чего стоит!

Разговоры простых людей в Финляндии начисту лишены пафосности. До платоновских диалогов им очень далеко. Это не значит, что в Суоми нет своих философов. Еще как есть! Философ сидит в каждом, но уж очень глубоко. Считается, что интимные вещи, то есть духовные, неприлично обсуждать с кем придется. На улице нужно говорить о погоде, в учительской об учениках, в магазине о продуктах, в офисе о делах. Духовность – это частная внутренняя жизнь, ее обнажать нельзя так же, как нельзя раздеваться публично.

В большинстве своем финский народ думает напряженно и глубоко индивидуально. Выпускается важная мысль только в случае крайней необходимости. Не случайно в финских анекдотах так много сюжетов по поводу того, что кто-то не сказал что-то вовремя – не было повода.

История самоуправления

Наверное, иностранцам трудно понять финнов еще и потому, что народ Суоми имеет уникальный опыт самоуправления или независимости. Из российской истории, пожалуй, лишь Великий Новгород может сравниться с Карелией и Финляндией в отношении борьбы за свободу.

Россиянин ощущает какое-то противоречие в устройстве современной Финляндии. Вроде бы внешне все благополучно: отличная экология — воду можно пить прямо из-под крана, демократия – нет тут диктаторов в правительстве, чистота на улицах и в помещениях вызывает уважение. И вообще общая культура на уровне. Государственная машина отрегулирована и работает без заметных сбоев. Люди размещены по нишам, каждый на своем месте, каждый учтен и оприходован. Каждому определен его потолок – сколько бы не заработал, в казну все равно заплатишь столько, чтобы и другим хватило.

Жизнь в глубинке Финляндии как будто законсервирована на века. Тут есть тот самый лад, о котором писал Василий Белов. Этот самый патриархальный уклад когда-то был и у нас, на русском Севере. Кулаки или зажиточные крестьяне обеспечивали процеветание не только себе, но и всей империи. В Финляндии этот класс хуторян остался нетронутым даже несмотря на попытки Евросоюза лишить финских фермеров субсидий. Мышление не изменить лишь директивами, для этого нужна жесткая политика, которую и провел Сталин в отношении наших крестьян.

В Финляндии самостоятельность фермеров и других сельских жителей гарантируется законом о местном самоуправлении. Достижением демократии считается образование административной единицы под названием «кунта». Эта структура напоминает коммуну или общину, она отвечает за выполнение распоряжений, идущих сверху, из центральных органов власти. При этом у кунты есть право на последнее слово. Кунта имеет свой хозрасчет, она живет за счет местных налогоплательщиков. В каждой кунте Финляндии свой налоговый процент. Кунта распределяет денежные средства, формирует бюджет.

История финского самоуправления восходит к средним векам.

© Милла Синиярви,  2010

Опубликовано 13.09.2010 в рубрике О стране раздела Suomi
Просмотры: 1736

Авторизуйтесь, пожалуйста, чтобы добавлять комментарии

Комментарии: 2

Пользователь reshetnikov
#2  14.10.2010, 21:08:39
Комментарий
Милла, мне кажется, права или правее.
Мы более открыты, чем европейцы. Они шарахаются от нашей "душевности", воспринимают ее как навязываемое и ненужное им беспокойство. Путешествуя по Эстонии мы как-то забрели на русский хутор. Так нас едва не задушили в объятиях. Уже через 15 минут я знал, где хозяин хранит ружье и патроны к нему, что в Таллинне у него любовница, а от дополнительных подробностей спасался, переводя разговор на погоду и виды на урожай. С европейцами подобное невозможно. Но таковы наши мужчины. Русские женщины более сдержаны, однако та же душевность раскрывается в них через жалость. Классический и бессмертный пример, это эпизод, приводимый М.Задорновым, как нищая старуха-колхозница выносит молоко респектабельным немецким туристам: "Пусть попьют, сердешные, они же с нами воевали!"
Мне очень интересно, пользовалась ли Милла в Финляндии таким же "покровительством", как уважаемый "джен-к" со стороны Нины Гавриловны?

⇡ Наверх   Ах, этот менталитет!

Страница обновлена 12.01.2015


Разработка и сопровождение: jenWeb.info   Раздвижные меню, всплывающие окна: DynamicDrive.com   Слайд-галереи: javascript библиотека Floatbox