Просмотры: 1564
Комментарии: 2

Милла Синиярви

Чувство собственности у них в крови

Минне двадцать с небольшим. Она закончила гимназию и поступила в университет на кафедру педагогики. Ее родители, люди среднего достатка, имеющие собственный дом в Кеуруу, небольшом городке недалеко от университетского центра Ювяскюля, с самого рождения дочери откладывали на ее счет понемножку. К совершеннолетию Минна получила кругленькую сумму, 100 000 евро.

Девушка рассудительная, студентка, спортсменка, и активный член профсоюза, решила приобрести в собственность небольшую квартирку. Резон есть: не надо будет платить аренду и беспокоиться за каждую приколотую кнопку в стене съемной жилплощади.

Минна долго искала. Она исходила из следующих соображений: квартира должна быть новая или в очень хорошем состоянии (легче будет продать, так как после окончания учебы возможен переезд в другой город), расположена в центре, чтобы не тратиться на транспорт, небольшая по площади, со всеми удобствами, а именно: сауной и душевой.

И вот удача: в только что построенном доме рядом с университетом нашлось то, что нужно – небольшая уютная квартирка. Помимо гостиной относительно просторная кухня, маленькая спальня, кладовка и прихожая с зеркалом во всю длину среднего человеческого роста. Пол паркетный, лоджия застекленная, новейшее кухонное оборудование – шкафы, лампы, вентиляция, в сауне и туалетной комнате кафельная плитка на полу.

Не раздумывая, Минна приняла решение: 90 000 заплатила сразу, 45 000 пришлось брать в кредит в местном банке. В этом банке прекрасно знали семью Минны, кредит был оформлен под залог семейного общего дома, проценты назначены весьма сносные.

И вот сейчас Минна рассказывает друзьям, пропагандируя идею приобретения недвижимости. Действительно, девушка без труда сводит концы с концами: двести евро уходят на ежемесячную оплату банковского процента и выплату жилищному кооперативу. Этот самый кооператив берет на себя заботу о всех коммунальных службах, которые в России выполняет жилконтора. Сюда входят услуги бухгалтера, уборка лестницы, двора, вывоз мусора и так далее.

Стипендия, как у всех финских студентов – 300 евро. Поскольку обедает Минна дома – от университета рукой подать – она особенно не тратится на еду, хотя питание по студенческому билету не такое уж и дорогое: 2 евро 60 пенни за обильный «комплексный» обед.

Ювяскюльский университет – единственный в Финляндии готовит преподавателей, которым присваивается компетенция, то есть право преподавать в школе, как начальной, так и высшей. Без этого, установленного законом сертификата, невозможна педагогическая квалификация, а значит, высокооплачиваемя и социально защищенная работа.

Это обстоятельство тоже принималось во внимание умной девушкой. Ведь в случае переезда в другой город она сможет выгодно продать свою удобную во всех отношениях квартиру: студенты со всех концов Финляндии всегда будут приезжать сюда, чтобы получить педагогический сертификат.

Пример Минны для меня очень показателен. Это и есть здоровый прагматизм, которым отличается вся система финского общества. Расчет и стремление к независимости – по-моему, самые характерные черты этой продвинутой социальной системы.

Конечно, иногда чувство собественничества у финнов приобретает уродливый оттенок. Вот еще один пример.

В начале 90-х годов я работала менеджером в финской компании, арендовавшей большое помещение на Садовой. У меня не было удобного стула, начальство заседало в Хельсинки, и я, найдя в дальнем углу за каким-то большим стендом невзрачный стульчик, более похожий на табурет, не задумываясь о последствиях, позаимствовала. Просидела я на нем очень долго, около месяца, пока в офис не нагрянул простой финский рабочий, строитель Урпо.

Урпо, пожилой человек, типичный кулак-собственник, пришел в ярость, увидев зад русской женщины на его кровном табурете. «Ната нисти на места ситсас скоро!» - он даже сказал по-русски, хотя по телефону говорил со мной только на языке белых людей, то есть финнов.

«Скоро» я отнесла его табуретку, пожав плечами. Все равно же, когда Урпо уедет, я опять ее возьму!

Урпо как будто подменили. Если раньше он балагурил, рассказывая длинные и монотонные народные прибаутки, то тут хозяин Севера помрачнел, потяжелел. Как будто неотступная дума овладела его квадратной головушкой. «Ишь как переживает, наверное, жена бросила!» - сказала секретарша Люда и сразу же изменила свое поведение, став более ласковой и заботливой по отношению к финскому строителю.

Когда Урпо уехал, я заметила и отсутствие предмета, вызвавшего международный конфликт, то есть того самого стульчика. Я не очень переживала, потому что в тот период буйных перемен не до офисной мебели мне было.

Вскоре до нас дошли слухи, что Урпо вместе с пьяницей Петри остановили на таможне, причем финской. Петри оштрафовали за нелегальный провоз спиртного. Пластиковые бутылки коньяка он умудрился спрятать под сиденьем той самой скандальной табуретки – там, оказывается, был встроенный выдвижной ящик!

Трезвенник Урпо пострадал тоже. Ведь на вопрос таможенников, кому принадлежит «мебель», бедняга не мог отречься от кровного. Табуретка оказалась поистине золотой, если учитывать нешуточные размеры финских штрафов.

© Милла Синиярви,  2011

Опубликовано 15.01.2011 в рубрике О стране раздела Suomi
Просмотры: 1564

Авторизуйтесь, пожалуйста, чтобы добавлять комментарии

Комментарии: 2

Пользователь bagmet
#2  23.05.2011, 20:04:58
Комментарий
Для меня это очень познавательный текст - Вы показали с изнанки другую страну, которую мы не знаем. Короткий текст, а сколько в глубине! Вот это и есть литература.
Спасибо, Милла! С уважением Александр.

⇡ Наверх   Чувство собственности у них в крови

Страница обновлена 12.01.2015


Разработка и сопровождение: jenWeb.info   Раздвижные меню, всплывающие окна: DynamicDrive.com   Слайд-галереи: javascript библиотека Floatbox