Просмотры: 2396
Комментарии: 5

«На вкус и цвет товарища нет»

Поговорка

Эдгар Дега. «Женщина, моющая спину», 1886

Довольно часто слышим расхожую фразу: «Дело вкуса…»

Что такое вкус?

Прежде чем попытаться ответить, напомним, какой бывает вкус.

Плохой, хороший, дурной вкус, то есть, безобразный. Иногда просто говорят: «Нет вкуса». Вот от этой фразы и оттолкнёмся.

Собственно, корень слова — кус. Кусал, откушал. Есть орган вкуса — язык. Самая сильная мышца человека, между прочим. Но не в мышце дело. На языке есть вкусовые сосочки, реагирующие на горькое, солёное, остренькое, сладкое, кислое и все промежуточные стадии.

Но разве об этом вкусе речь? Нет, конечно. Речь идёт о стилях и пристрастиях, о понятиях более широких и глубоких, высоких и низких.

В первом приближении ко всему этому можно установить есть вкус или его нет. То есть, способен чел воспринять, вкусить и почувствовать, или не способен. Ну, нет у чела (здесь и далее намеренно употреблён молодёжный сленг) первичных анализаторов, рецепторов — значит, нет и вкуса. Дальтоник, допустим, всё видит в ином цвете. Колорит ему непонятен. А если вообще слепой… Зато слышит отлично, звуки различает, объёмы.

Совсем нет вкуса у слепо-глухо-немого, безруко-безногого, безъязыко-безносого. Такой крайний, довольно редкий случай.

Обычно, если говорят «нет вкуса», то он просто плохой, неразвитый, испорченный. Важный момент! Обратите внимание!

Вкус не может быть развит в силу ненормальности, неадекватности чела или в силу социальных причин, географической удаленности от цивилизации, забитости, закрытости в глухомани, в трущобах. Если чела не удерживают под замком в темноте насильно с рождения, если у него есть возможность общаться с природой какой-никакой, то он видит и слышит, воспринимает разнообразие мира, его гармонию. Он чует «вкус Создателя».

У каждого есть возможность, на какой бы ступеньки социума чел не стоял, развить свой вкус самостоятельно или с помощью наставника, друга. Вся совокупность предметов, вещей интерьера, жилища, работы и отдыха, всё это — дело вкуса. По ним судят о твоём вкусе.

Ещё говорят: «о вкусах не спорят», давая понять о праве выбора каждого, что ему по сердцу. То, что он приближает к себе, ценит, чем дорожит.

Вкус говорит о человеке всё. Прежде всего, о внешней стороне его жизни. Но о духовной, внутренней тоже говорит красноречиво. Иные скрывают свои вкусы, прячутся за достаток, нанимают дизайнеров, визажистов, стилистов. Те оформляют их жильё по своему вкусу, одевают нанимателей, «делают» из них манекенов. Но всё равно в мелочах, в безделушках, в дальних уголках комнат нет-нет, да и проглянет, выпрет истинное мурло. К тому же дизайнеры, пользуясь безвкусием богача, навязывают им туфту. И по этой туфте человек со вкусом сразу определяет, с кем имеет дело.

Людей с безукоризненным вкусом, чувством стиля, гармонии немного. Зачастую имена их известны, памятники их вкуса сохраняются в веках и служат образцами культурных достижений. Эти высоты культуры и определяют превосходный вкус.

Впрочем, вкусы меняются. Меняются Большие Стили, которые определяли эпохи. Готика, барокко, ампир, модерн, конструктивизм, постмодерн. Новые стили вытесняли старые, но сейчас происходит другое.

21 век предлагает новые темпы жизни, ускоренные. Творческая мысль мечется в поисках свежих, необычных путей, подходов. Информация об этих поисках разносится по миру со скоростью света, прокручивается в сетях И-нета, рекламируется, рекламируется…

Когда Большие Стили не успевают формироваться, тогда входит мода. Капризы моды. Иначе эта «дама» не может существовать. То, что раньше оттачивалось десятилетиями, проскакивает ныне за месяц. Только свист в ушах, блеск в глазах и слегка подташнивает. Психика-то осталась та же. Все рецепторы, все реакции человека на пределе. Лихорадка.

Дикий темп обновления моды можно выдержать только снижая вкус, что и происходит.

Пример сокращения слова «человек», до слова «чел» показателен.

Кутюрье тоже люди, и те, которые не выдерживают гонки, сходят с дистанции один за другим, несмотря на то, что бутики захватывают самые престижные районы городов и особенно столиц. Появляются более ловкие, нахальные, беспечные. Нового «от кутюр» предложить не могут, начинают смешивать стили. Предлагают коктейли, от которых скоро будет несварение.

Самое время сказать об испорченном вкусе.

Всегда был авангард, идущий в разрез с общим мнением, каноном. За каждым каноном стоит некий здравый смысл, от эстетической ценности которого не отмахнуться. Авангард смело отмахивается. Это круто!

Крутизны и раньше хватало, но всё-таки она была в рамках эстетики. То есть, ею можно было наслаждаться. Ужасное давалось как антипод прекрасного. Смешливое ёрничество как антипод серьёзности. Всё это будило чувства.

Постепенно в послевоенную моду середины прошлого века входит наплевательство и даже надругательство, как таковое. Безобидны, как будто бы, картины с битой посудой, черепки. Потом выжженные поля, леса, залитые нефтью моря, погибшая рыба на берегу, падаль, пепел и мрак, вмёрзшие в лёд суда, затопленные деревни, разбитые дороги, раздолбанные машины. И всё вроде имеет место быть.

На подходе компьютерная технология: появляются трансформеры и монстры. Наступает очередь надругательства над образом живых существ и даже людей. Искореженные фигуры, уроды, дауны, сросшиеся неимоверным образом сиамы, люди-стулья, появляются части тел, «расчленёнка», табуретки из ног. Кошмарные сны сюрреализма ещё на грани эстетики. Но затем…

Нездоровый интерес к патологии всё более преобладает. Манит.

Норма «скучна».

Пресыщение наступает быстрее, чем «придумки» новых модных картинок. Затравленному художнику остаётся только… повеситься на собственном члене. Есть такая картина, представьте себе.

Доказательство дурного вкуса: победа финской группы «Lordi» на Евровидении 2006. Музыку никто не запомнил, потому что она никакая. Привлекли костюмы монстров. Дались им эти монстры!

В нашем городе молодые талантливые художники выпускают журнал с антиэстетической биркой «Моветон». Дурной вкус для них стал изюминкой, на которую клюёт обыватель. Для молоди перевод этого слова не имеет значения. Они не проникаются смыслом.

Много раз я слышал желания молодых людей жить в бункере, отгородиться от людей. Им не хватает защищённости. Жизнь преподносит примеры катастроф, разбоя, грабежей, насилия и природных катаклизмов. Телевидение на этом всём делает «бабки». Чтобы противостоять постоянной опасности, нужно привыкнуть, сжиться с ней, даже полюбить. Им уже нравятся эти окровавленные куски человечинки, нравится ущербность, гноище. Истинная красота не производит должного впечатления. У многих молодых испорчен вкус, и они бравируют этим.

Почитайте анонсы книг: в них расхожее стремление литераторов «взорвать мозг». Не хило! Правда при конкретном чтении выясняется: всё тот же мясной фарш навязчиво прокручивается и манит в пекло.

Антиэстетика набирает силу, поднимает голову, восстаёт из ада и бросается монстрами на прохожих, зрителей, читателей, короче, на нас с вами. Духовность загоняется в склепы, в могилы, в преисподнюю, пропитанную зловонием разложения, искорёженную и безобразную. Природа не терпит пустоты, и так будет до прихода нового Ренессанса. Когда молодые люди поймут, что антиэстетика это песок, песок, песок в душе, в реале, в виртуале, везде только песок и более ни-че-го. Тогда они устанут от вида крови, от визга циркулярных пил, от предчувствия сдирания кожи, им надоест трепетать от страха перед неизвестностью.

Они считают: мир непознаваем, абсурден, непонятен, следовательно, ужасен и опасен. Антиэстетика — реакция на такой мир.

Антиэстетика — реакция на слащавый прилизанный рекламный мир. Им хочется его разрушать. И они разрушают, прежде всего, самих себя.

Когда они почувствуют, что мир на самом деле другой, разный, и его можно построить «под себя», у них появится вкус к жизни.

А красота спасёт, как спасала не раз. Монстр — урод, значит ущербен.

Красота сильнее.

Эдгар Дега. «Причесывающаяся женщина» 1885, Эрмитаж, Санкт-Петербург

© Дядя Вадя,  2009

Опубликовано 28.11.2009 в рубрике Об искусстве раздела Галерея
Просмотры: 2396

Впервые опубликовано на сайте «Проза.ру»

Ссылки на изображения:

Эдгар Дега. «Женщина, моющая спину», 1886

Эдгар Дега. «Причесывающаяся женщина», 1885

Авторизуйтесь, пожалуйста, чтобы добавлять комментарии

Комментарии: 5

Пользователь iw
#5  02.12.2009, 00:11:30
Комментарий
Культура безусловно широкое понятие, Александр, включающее в себя и вкус. Я понимаю культуру, как процесс. Культурный процесс саморазвития и самоусовершенствования начинается с рождения или даже с зарождения. Поэтому под бескультурьем мы понимаем весьма низкий уровень культуры, примитив. Да, по ударению в словах легко определить культурный уровень, совершенно с вами согласен. А по таким законам - тем паче.

Пользователь iw
#4  01.12.2009, 23:59:27
Комментарий
Женя не первый раз одаривает мои скромные труды своим вниманием. Риспект!

Пользователь bagmet
#3  01.12.2009, 10:01:43
Комментарий
Полностью согласен. Конечно, безвкусие также и от бескультурья. А сейчас оно и сверху насаждается бескультурными людьми. Вот недавно на уровне закона разрешили в словах ставить ударения как кому захочется! Этот акт - вопиющее бескультурье и безвкусица! Спасибо, Вадим! С уважением Александр.

Пользователь milsin
#2  28.11.2009, 22:41:39
Комментарий
Вадим, это Женя сделал оформление - ему спасибо! Он тоже любит Дега.

Пользователь iw
#1  28.11.2009, 22:27:14
Комментарий
Эдгар один из немногих моих любимых художников. Спасибо, Милла, за пастели. Можно сказать, что этой технике я учился у мастера Дега.

⇡ Наверх   Вкус

Страница обновлена 11.01.2015


Разработка и сопровождение: jenWeb.info   Раздвижные меню, всплывающие окна: DynamicDrive.com   Слайд-галереи: javascript библиотека Floatbox