Просмотры: 4621
Комментарии: 2

Имя в мировой истории. Рихард Зорге.

В 1941 году у Японии был выбор: напасть на СССР, заставив его воевать на два фронта, или на США. Советскому Союзу удалось избежать войны на два фронта. Ученые, зорговеды высоко оценивают роль советского разведчика Рихарда Зорге в срыве планов нападения Японии на СССР.

Великих заслуг у Зорге было много: он сообщил дату вторжения фашистов и число дивизий, имеющихся в их распоряжении, но одна из главнейших его заслуг состоит в том, что он сообщил: Япония до конца 1941 года и в начале 1942 года против СССР не выступит. Это дало возможность Ставке Сталина без особого риска снять с восточных нраниц страны десятки мощных сибирских дивизий и перебросить их на Западный фронт, предотвратив захват Москвы.

Бесценную информацию Зорге слал через своего радиста Макса Клаузена во Владивосток (срочные сообщения — на английском, аналитические материалы — на немецком). Кодовым обозначением Владивостока с 1936-го и до осени 1941 г. у ГРУ (главное разведуправление Генерального штаба Красной армии) был Висбаден — название известного немецкого курортного городка. Здесь располагалась станция радиоприема, которая контролировала нелегальные миссии 4-го управления за границей (Юго-Восточная Азия). Однако ее месторасположение не было известно тогда даже радистам. Они знали лишь ее кодовое название — «Висбаден». А ретранслятор находился в Шанхае, который передавал сообщения во Владивосток. Позывными служили сигналы, присваиваемые китайским любительским станциям согласно международной конвенции. Таким образом, радист Рихарда Зорге Макс Клаузен работал как бы на любительской основе на нелегальных разноволновых частотах.

Хотя некоторые сообщения Рамзая и были перехвачены японскими службами, они не смогли дешифровать их или установить местонахождение передающей станции в районе Токио. Кроме сообщений, посылаемых по радио во Владивосток, группа Зорге поддерживала связь с Москвой с помощью курьеров через Шанхай или Гонконг. Рихард Зорге был резидентом нелегальной разведгруппы «Рамзай» в Японии с 15 февраля 1932 по октябрь 1941 г.

Сообщение исключительно важной военно-политической информации — Зорге сообщил дату вторжения фашистов и число дивизий, имеющихся в их распоряжении — Ставка Сталина оставила без внимания, отправлялись в архив и другие его донесения. Как Зорге относился к этому? Он считал, что произошла какая-то чудовищная ошибка. Вот что вспоминает его ближайший помощник — радист Макс Клаузен:
«Ведь мы еще за несколько месяцев до нападения Германии на СССР сообщали, что у границы Советского Союза сосредоточено по меньшей мере 150 дивизий и что война начнется в середине июня. Мы получили странную радиограмму, в которой говорилось, что возможность нападения представляется Центру невероятной. Зорге был вне себя. Он вскочил, как всегда, когда сильно волновался, и воскликнул : “Это уж слишком!”. Он прекрасно сознавал, какие огромные потери понесет Советский Союз, если своевременно не подготовится к отражению удара»

Но «Рамзай» продолжал честно выполнять свой долг. Не верят? Он найдет новые доказательства, неоспоримые факты! Он заставит Центр поверить! Жизнь скоро подтвердила правоту «Рамзая». Нападение Германии произошло в тот же день и час, о которых говорил Зорге. Вот почему сообщения Зорге после 22 июня немедленно шли в ход.

В августе 1939 г. Сталин подписал с Гитлером договор о ненападении. Еще до заключения договора Сталин приказывает арестовать Берзиня и других руководителей военной разведки по обвинению… в шпионаже в пользу Германии.

Зорге вызывают в СССР в отпуск секретной телеграммой из Японии. Однако Зорге, видимо, догадался, что вместо отпуска его ждет арест, о чем свидетельствуют его телеграммы:
Январь 1940-го: «С благодарностью принимаю ваши приветы и пожелания в отношении отпуска. Однако, если я поеду в отпуск, это сразу сократит информацию».
Май 1940-го: «Само собой разумеется, что в связи с современным военным положением мы отодвигаем свои сроки возвращения домой. Ещё раз заверяем вас, что сейчас не время ставить вопрос об этом».
Октябрь 1940-го: «Могу ли я рассчитывать вернуться домой после окончания войны?»

Однако отказавшись выполнять приказ центра о возвращении, он продолжал свою работу и регулярно отсылал добытую информацию в центр. При этом на поддержание своей агентурной сети он тратил свои личные деньги, так как после отказа вернуться финансирование военной разведкой Советского Союза прекратилось.

Через два года, осенью 41-го Зорге сумел в очередной раз доказать свою полезность, послав в Центр важнейшую информацию о том, что Япония не начнет в ближайшее время боевых действий против сражающейся с Гитлером Советской страны. К счастью, на этот раз Кремль прислушался к «Рамзаю». Сталин и Жуков без особого риска сняли с восточных нраниц страны 26 свежих, хорошо обученных дивизий и перебросили их на Западный фронт, из них 16 — под Москву и тем самым предотвратили захват Москвы, спасли столицу.

В начале октября 1941 г. Зорге направляет в Москву очередное важное сообщение: «Военные действия между Японией и США должны начаться к концу года». Зорге сумел добыть сведения исключительной важности: Япония сосредоточивает силы для войны на Тихом океане и готовит нападение на американскую базу в Перл-Харборе. Как теперь выяснилось, он поставил на карту жизнь свою и своих помощников, чтобы помочь Соединенным Штатам, в которых уже тогда видел потенциального союзника СССР в борьбе против гитлеровской Германии. Здесь мы видим Зорге не только как советского разведчика, но и как гуманиста , борца за мир во всем мире.

Подготовил Зорге для Москвы и еще одну телеграмму: «Наша миссия в Японии выполнена. Войны между Японией и СССР удалось избежать. Верните нас в Москву или направьте в Германию». Отправить ее, к сожалению, не удалось: знакомая Рихарду танцовщица кабаре, совмещавшая танцы с работой в котрразведке, выдала разведчика японской полиции.

Его арестовали 18 октября 1941 года в доме на Нагасаки-мати, 30.

…Полицейские не могли не поразиться обилию книг — тысяча томов!- которые они увидели в квартире Зорге. На столике у кровати лежал томик стихов японского поэта 16 века Ранрана.

Арест Зорге и его помощников расценивался японской контрразведкой как самая большая удача. 32 сотрудника тайной полиции получили высшие ордена.

Следствие затянулось на несколько лет. Не так-то просто было осудить этих людей. Все совершилось бы гораздо скорее, если бы речь шла об обыкновенном «шпионе» и обычном «шпионаже».

Рихард Зорге не был разведчиком в обычном понимании этого слова. Он действовал как исследователь, как политик, как дипломат. Анализ событий, оценка происходящего, которые он проводил на месте, сделали бы честь государственному деятелю. И обвиняемый, стоявший перед судьями, спокойно утверждал, что в его действиях не было ничего, что противоречило бы человеческой этике и человеческим законам. Вот что он говорил:
— Я не применял никаких действий, которые могли бы быть наказуемы. Я никогда не прибегал к угрозам или насилию.
Я и моя группа прибыли в Японию вовсе не как враги Японии. К нам никак не относится тот смысл, который вкладыается в обычное понятие «шпион". Лица, ставшие шпионами таких стран, как Англия или Соединенные Штаты, выискивают слабые места Японии с точки зрения политики, экономики или военного дела и направляют против них удары. Мы же, собирая информацию в Японии, исходили не из таких помыслов... Центр иеструктировал нас в том смысле, что мы своей деятельностью должны отвести возможность войны между Японией и СССР.
И я, находясь в Японии и посвятив себя разведывательной деятельности, с начала и до конца твердо придерживался этого указания.
Конечно, я вовсе не думаю. что мирные отношения между Японией и СССр были сохранены на долгие годы только благодаря деятельности нашей группы, но остается фактом, что она способствовала этому.

Одновременно японские спецслужбы запеленговали подпольный радиопередатчик его группы.

В сентябре 1943 Зорге был приговорён к смертной казни, а через год , 7 ноября 1944 г., повешен в токийской тюрьме «Сугамо».

Отсрочка между приговором и казнью, по-видимому означает, что японская разведка предполагала обменять Зорге на провалившегося японского разведчика. Эту версию тем более подтверждает тот факт, что в тюрьме ему были полностью восстановлены зубы, которые он потерял во время автоаварии, а из его квартиры забрали один из приличных костюмов.

Москва могла спасти Зорге, но неожиданно отказалась произвести его обмен на одного из задержанных в СССР агентов японской разведки. Говорят, что когда Сталину сообщили об аресте Зорге, он процедил сквозь зубы: «Я не знаю такого человека». По описаниям автора одной из французских книг о Рихарде Зорге, Сталин, узнав о приготовлениях по обмену разведчиков, сказал: «Нам Зорге нужен скорее мертвым, чем живым. Он слишком многое знает». Сталин недолюбливал и Зорге, и его позывной, ему донесли одно из высказываний Зорге о нем…

В вину Зорге и его товарищам вменялось нарушение трех основных законов Японии: о поддержании общественного порядка, об обеспечении национальной безопасности и о сохранении военной тайны. Другими словами, по аналогии с японскими коммунистами Зорге и его товарищи обвинялись, кроме всего прочего, и в подрыве государственных устоев страны.

Утверждалось, что Зорге продолжал работать и на ЦК советской компартии, и на Коминтерн, который ставил своей целью «изменение государственного строя в нашей стране». В качестве обстоятельства, отягчавшего вину Зорге, выдвигалось даже то обстоятельство, что он «продолжил дело своего деда Адольфа Зорге» (Зорге на допросах в тюрьме Сугамо так называл своего двоюродного деда Фридриха Адольфа, соратника К. Маркса по Первому интернационалу.

…Начальник тюрьмы прошел в одиннадцатую камеру на втором этаже. Поклонившись узнику, он деловито спросил: правильно ли он называет имя заключенного — Рихард Зорге?

— Да, я Рихард Зорге. — Он поднялся с табурета, на котором сидел с книгой в руках.

— Сколько вам лет?

— Сорок девять.

Начальник тюрьмы уточнил адрес, по которому Зорге жил в Токио до ареста, и, удостоверившись официально, что перед ним именно он — осужденный на казнь, церемонно поклонился еще раз.

— Мне вменили в обязанность, — произнес он, — передать вам, что вынесенный вам смертный приговор по распоряжению министра юстиции Ивамура сегодня будет приведен в исполнение... От вас ждут, что вы умрете спокойно.

Снова традиционный поклон, на который Зорге ответил кивком головы.

— У вас будут какие-либо распоряжения? — спросил начальник тюрьмы.

— Нет, свою последнюю волю я изложил письменно.

— Вы хотите сделать последнее заявление?

— Нет, я уже все сказал.

— В таком случае прошу следовать за мной.

— Я готов, — спокойно ответил Зорге.

…Рихарда провели через двор в тесный кирпичный сарай. Здесь его ждали прокурор, палач и буддийский священник. Комендант показывает ему на пол. В центре обозначен круг — крышка люка. Рихард спокойно ступает в этот круг. Он поднимает по-ротфронтовски над головой кулак и громко произносит по-русски:

— Да здравствует Советский Союз!.. Да здравствует Красная Армия!..

Палач набрасывает на его шею металлическую петлю — и крышка люка проваливается. Десять часов тридцать шесть минут утра по токийскому времени.(источник Ю. М. Корольков. Кио ку мицу.)

…После казни тело Зорге было погребено в тюремной братской могиле на кладбище Дзосигая. В 1949 году Ханако Исии разыскала его останки, кремировала их и перезахоронила прах на участке в 17-м секторе кладбища Тама в токийском пригороде Футю. Она положила памятный камень на могилу с надписью «Рихард Зорге» на немецком и японском языках.

Остальные члены группы «Рамзай» были приговорены к разным срокам заключения, но выйти на волю удалось только Максу Клаузену, освобожденному американцами после поражения Японии.

Рихард Зорге родился 4 октября 1895 года в деревне Сабунчи рядом с Баку (Азербайджан).

Его отец был немцем, а мать русской.

В кругу семьи Рихард Зорге, как самый младший, был всеобщим любимцем, его ласкательно называли Ика. В школе — «премьер-министром». Почему «премьер-министром»? Он был не по годам развит, на каждом шагу проявлялось его стремление к самостоятельности.

«Я прослыл трудным учеником, нарушал школьную дисциплину, был упрямым, своенравным и непослушным».

Ика ненавидел зубрежку. Он любил рассуждать, давать собственную оценку прочитанному. У «премьер-министра» было свое государство, источник силы и мощи — книги.

…Всесторонне образованный: Доктор государственных наук (1919), с прекрасными манерами и знанием многих иностранных языков. В одной из анкет он почти с афористичной лаконичностью определил сущность своей деятельности:
«Профессия – интеллигент. Призвание – партийная работа».

Участник Первой мировой войны в полевой артиллерии (1914 – 1917), унтер-офицер. Несколько раз был ранен. Член Независимой социал-демократической партии Германии (1917 – 1919), с 1919 член Компартии Германии. В 1924 приехал в СССР.

Ему легко дышалось, хорошо работалось в Москве. Работоспособность его была неистовой. Утром товарищи встречали Рихарда в дверях Института марксизма-ленинизма.

— Куда ты спешишь? Чем сейчас занимаешься? — спрашивали его.

— Фридрих Энгельс, — отвечал он. — Война. Энгельс о войне. Я должен успеть, понять…

Днем он диктовал машинистке и только под вечер замечал, что та буквально валится от усталости. Спозватывался, извинялся — пора отдыхать и… спешил в библиотеку, чтобы сесть за японские и китайские книги: его интересовал Дальний Восток.

Он нередко чуть-чуть иронизировал над своей немецкой размеренностью, пунктуальностью, над своим извечным — «я должен». Но с утра вставал, как по команде, делал зарядку, обливался холодной водой.

Всегда бодрый, подтянутый, серьезный, он заряжал окружающих своим трудолюбием и упрством. В полной мере свойственно ему было и чувство юмора, и широта натуры, и способность увлекаться, загораться.

— Как ты все успеваешь? — спрашивали друзья. — как выдерживаешь такую нагрузку? — Я отдыхаю, — отвечал он совершенно искренне.

Он уже бывал в заграничных поездках, уже складывалась жизнь москвича, аспиранта, научного работника, казавшаяся ему отдыхом.

У него в Москве было много друзей. В доме 13 по бывшему Гранатному переулку на первом этаже находилась квартира, в которой он часто бывал. Здесь жила семья Г.Б. Смолянского, профессионального революционера, секретаря ВЦИКа. Сын Смолянского — Владимир Георгиевич, журналст — помнит, как отец знакомил его с Рихардом Зорге. Ум и воля, которыми были отмечены черты тридцатилетнего Зорге, делали этого человека значительным.

Он был высокого роста, крепко скроенный, слегка прихрамывал — след тяжелого ранения в минувшую войну, но эта легкая хромота не нарушала статности его спортивной фигуры. По одним описаниям: светловолосый, по другим: копна густых темно-каштановых волос. Вероятно, цвет волос менялся с возрастом, а может, и профессиональная необходимость, но скорее, это личное восприятие: свет, исходящий от общего облика обаятельного человека. Крупные черты лица доктора оживляли внимательные серо-голубые глаза, временами становившиеся почти синими. Широкие, резко очерченные, приподнятые вразлет брови (придавали лицу выражение восточного воителя, изображаемого на старинных китайских гравюрах — книжное). Взгляд прямой, может быть, несколько суровый. Высокий открытый лоб, прорезанный глубокими морщинами, решительная складка губ, волевой подбородок. Однако он не казался ни угрюмым, ни углубленным в себя.

Он умел слушать других, проявляя заинтересованность к говорящему. В эти минуты на его лице отражались все оттенки сопереживания. Когда он улыбалсяЮ его светлые глаза становились чуть-чуть раскосыми. Это было неожиданно, и иногда собеседник удивлялся вслух. А он, посмеиваясь, говорил что-то насчет «русско-татарского» происхождения матери. Но вообще-то в своем грубошерстяном свитере или в желтоватой вельветовой куртке он все-таки выглядел иностранцем.

В компании на Нижне-Кисловском он скоро совсем освоился. Ему нравилась Екатерина Максимова, ее друзья,молодые интеллигенты. Он живо участвовал в разговоре и можно было заметить, что он сведущ в живописи и скульптуре, любит поэзиюпо-немецки знает наизусть Гейне, а по-русски — многие стихи Блока.

Он говорил еще с сильным акцентом, и над ним добродушно подсмеивались. Зорге был интересным рассказчиком, много знал,много видел, но иногда застывал среди фразы и беспомощно махал у виска рукой,подыскивая слово поточнее, и, не найдя его, обращался к Верочке Избицкой, знавшей французский, по-французски. Но чаще обращался к Катерине. Катя Максимова, хозяйка комнаты, казалась спокойной, сдержанной. Но друзья знали, что она способна на неожиданные решения. Выпускница Ленинградского института сценического искусства, которую ее педагог Л.А.Вивьен помнит как способную актрису, в 290м году заявила, что хочет пойти на завод, в рабочую гущу. И пошла. Работала сначала аппаратчицей, потом бригадиром,мастером , начальником цеха завода «Точизмеритель». С Рихардом ее связывала больше, чем дружба, и в 1933 году она станет его женой. Комната на Нижне-Кисловском стала его первым московским домом, сюда он свез книги. Екатерина Максимова была арестована в 1940, призналась в связях с врагами, погибла в лагерях в 1943 году.

Это был его второй брак. Первая жена Кристина Герлах, бросила Рихарда в 1926, вернувшись из СССР в Германию.

Кроме того он несколько лет жил в гражданском браке с японкой Исии Ханако. Вот как они познакомились (источник: Всеволод Овчинников). Впервые Исии Ханако встретилась с Рихардом 4 октября 1935 года. В ресторане «Рейнгольде»,(«Золото Рейна»).

Исии выросла на юго-западе вблизи Хиросимы — в Куросика. Туда приезжали туристы, чтобы насладиться чудесными видами, нетронутой стариной, послушать древние легенды. В Куросика было очень красиво, но там не хватало для всех работы. Для Исии Ханако ее тоже не нашлось. Она училась в медицинском училище, недолго работала в университетской больнице, но вскоре осталась без дела. Музыка, которой она занималась с детства, тоже ничего не могла дать для жизни. Исии жила с матерью и старшим братом — художником Дацичиро; у него была своя семья. Что оставалось ей делать? Она поехала искать счастья в Токио.

Сначала помогала подруге — мыла посуду, вытирала столы, стелила скатерти. Ей ничего не платили, она просто работала, чтобы не сидеть без дела, к тому же иногда за это давали пищу. Так продолжалось несколько месяцев. Наконец к Исии пришла удача — у папаши Кетеля, хозяина ресторанчика «Рейнгольд», освободилось место официантки. Это было осенью тридцать пятого года.

Когда Исии предстала перед папашей Кетелем, тот оценивающе осмотрел девушку и, видимо, остался доволен. Она была красива, Исии Ханако, в свои двадцать семь лет — изящная, тонкая, в светлом кимоно и элегантных дзори на маленьких ножках.

— Пожалуй, ты мне подойдешь, — сказал он, посасывая угасшую трубку. — Приходи через три дня и заучи вот эти слова…

Папаша Кетель заставил Исии записать несколько немецких слов: «Гутен таг», «Данке шён», «Вас вюншен зи?» Что вы желаете?

Исаи прислуживала в зале, где собирались германские дипломаты, коммерсанты, журналисты. Хозяин почтительно беседовал с элегантным широкоплечим мужчиной и, увидев Ханако, послал ее за шампанским.

— Этому господину сегодня исполнилось сорок лет. Постарайся, чтобы гостю запомнился праздничный вечер!

Девушки из «Золота Рейна» славились образованностью, умением развлекать гостей остроумной беседой. Но на сей раз Ханако чувствовала себя скованно. Лицо Зорге казалось ей суровым и замкнутым.

— Люди веселятся в день рождения, а вам, наверное, скучно у нас? — вымолвила она, подливая в бокал вино.

— Если тебе доведется отмечать сорокалетие так же далеко от родных мест, поймешь, что это за событие, — усмехнулся иностранец.

Неделю спустя Рихард увидел Ханако в магазине грампластинок и дружески улыбнулся ей.

— Ты так старалась скрасить мой день рождения, что надо тебя наградить. Бери в подарок любую пластинку!

Они поехали слушать купленное вместе, потом стали регулярно встречаться. Ханако вскоре поселилась у Рихарда.

Она не знала, чем занимается этот человек, но женской интуицией чувствовала значимость этого мужчины.

Разыскав, уже после войны останки казненного Рихарда Зорге, она поставила ему памятник.

Долгие годы в Советском Союзе не знали о героическом разведчике, но в 1961 году Ив Чампи снял во Франции фильм «Кто вы, доктор Зорге?» Тогдашний генсек Хрущев, случайно посмотрев фильм, удивился: «Что за Зорге? Не знаю такого советского разведчика!», и навел справки. Ему сообщили: да, был такой… Вот с подачи Хрущева (но уже после его отставки) Зорге присвоили звание Героя Советского Союза, и советский народ впервые узнал об этом легендарном разведчике.

5 ноября 1964, через 20 лет после смерти, награда нашла героя. Рихарду Зорге присвоили званием Героя Советского Союза (посмертно).

Немало возникает вопросов, споры не стихают и по сей день. Вероятно, так и бывает, когда речь идет о личности, о личности в истории. Одно несомненно, это был замечательный, один из лучших разведчиков мира, глубоко законспирированный. Он, несмотря ни на что, любил свою родину, остался верен своим идеалам. Человек, которому и поныне многие ( но не все) симпатизируют, те же японцы.

О нем писали —

Начальник штаба разведки Мак-Артура генерал Уиллоуби в документальном издании «Шанхайский заговор»:

«Перед самым нападением Японии на Перл-Харбор в Токио было обнаружено и обезврежено мощное кольцо советских разведчиков. Группа, руководимая блестящим изобретательным Рихардом Зорге, совершала поистине чудеса. В течение восьми лет она действовала смело, решительно и успешно, работая на свою духовную родину – Советский Союз.
Начав буквально на пустом месте, в стране, о которой он имел самое смутное представление, Зорге сумел создать самую блистательную организацию, которую только знала история японской рзведки»

Бывший шеф ЦРУ США Ален Даллес в книге «Искусство разведки»:

«Основным достижением группы Зорге было предоставление Сталину в середине 1941 года определенных доказательств, что японцы не имели намерений нападать на Советский Союз и концентрировали свои усилия против Юго-Восточной Азии и района Тихого океана, то есть затевали тактику Перл-Харбора. Эта информация была равноценна многим дивизиям…»

P.S. Думаю, откуда этот позывной — Рамзай. Нашла в поисковике: Уильям Рамзай родился 2 октября 1852 г. в Глазго (Шотландия)

…целеустремленность Рамзая.

С марта 1880 г. Рамзай стал профессором Бристольского университета. Через три года он впервые встретился с Д. И. Менделеевым в Эдинбурге. Эта встреча положила начало большой личной и научной дружбе ученых. Рамзай постоянно поддерживал дружбу с другими русскими химиками П. И. Вальденом, Н. А. Меншуткиным, Ф. Ф. Бельштейном. В 1887 г. он был приглашен как преемник А. Вильямсона на должность профессора кафедры химии университетского колледжа в Лондоне, где работал (выезжая множество раз с научными целями в различные страны) до отставки в 1912 г. После этого он занимался радиохимией и технической химией в домашней лаборатории.

Лишь перечисление основных открытий Рамзая позволяет говорить о нем, как о выдающемся ученом. Всего за 4 года (1894 – 1898) он открыл (совместно с Дж. Рэлеем, лауреатом Нобелевской премии по физике — 1904 г. и М. У. Траверсом) аргон, гелий, криптон, неон, ксенон, назвал эти элементы «инертными газами» и определил их место в нулевой группе периодической системы Д. И. Менделеева, чем утвердил ее жизненность! Причем, существование криптона, неона и ксенона он вначале предсказал теоретически, пользуясь методом Д. И. Менделеева. За эти работы в 1904 г. Рамзаю была присуждена Нобелевская премия по химии.

Уильям Рамзай был человеком большой культуры. Он великолепно знал мировую литературу, был прекрасным оратором, виртуозно играл на фортепиано, в совершенстве владел русским, французским, немецким, итальянским, греческим, латинским языками. Несмотря на все свои научные знания (Рамзая называли «химическим папой», так как он был членом почти всех академий мира и имел большинство существующих научных наград), выдающийся ученый был чрезвычайно прост и скромен. Он любил повторять: «Непогрешимым быть невозможно, а в случаях ошибок всегда найдутся добрые друзья, которые исправят твою погрешность».

P.S. «Операция Рамзай». Рамзай — слово, в которое входили инициалы Рихарда Зорге.

Основные источники:

1. Юрий Михайлович Корольков. Кио ку мицу. Совершенно секретно – при опасности сжечь! Роман – хроника.Минск «БЕЛАРУСЬ» 1986.
http://www.lib.ru/PRIKL/KOROLKOW/rihard_zorge.txt

2. Всеволод Овчинников. Девиз Рихарда Зорге. Российская газета. №4412 от 13 июля 2007г. http://www.rg.ru/2007/07/13/zorge.html

3.Фронт без линии фронта Издательство Агенства печати Новости.

4. Юрий Томман. Преданный, но не забытый. EUROPA-EXPRESS №39 (395) 26.09 – 02.10.2005.

© Валентина Томашевская Лавиния,  2009

Опубликовано 17.02.2009 в рубрике История раздела Мир вокруг
Просмотры: 4621

На ту же тему — Чио-Чио-сан, или жена на время

Авторизуйтесь, пожалуйста, чтобы добавлять комментарии

Комментарии: 2

Пользователь bagmet
#2  12.09.2009, 09:42:01
Комментарий
Великолепный очерк, Лавиния! Очень многого не знал. Прочитал не отрываясь. Спасибо! С уважением Александр Багмет.

Пользователь bagmet
#1  13.07.2009, 16:09:24
Комментарий
Блестяще, Валентина! Как и в других Ваших работах, полное проникновение в тему, исчерпывающее содержание. Их Вашей небольшой по объему (но не по содержанию) работы я узнал больше, чем их многих книг. Спасибо! С большим уважением Александр Багмет.

⇡ Наверх   Рихард Зорге

Страница обновлена 11.01.2015


Разработка и сопровождение: jenWeb.info   Раздвижные меню, всплывающие окна: DynamicDrive.com   Слайд-галереи: javascript библиотека Floatbox