Просмотры: 8676
Комментарии: 0

Сергей Эсте

Америка мельком. 6.
Большой Каньон. Заметки на ходу

Фотографии увеличиваются по клику мышкой

Старт

Стартовали в сторону Большого Каньона в субботу 24 июля в 9.22.

Сборы — это серьёзно. Пока Чесс на работе, за пару недель до, Лена заполнила несколько листов с пометками: дом, коты, еда, одежда, ну, и так далее. Тут и обнаружилось, что листок с данными по забронированной заранее гостинице куда-то исчез. Интересно, когда доедем, не окажется ли, что её название слегка другое, а место в трёхстах милях сбоку?

Пометки: что, сколько и к какому сроку выполнено — совершенно не слушались. Впрочем, это не помешало им к 9.22 субботы быть решительно отмеченными галочками. Что именно было не внесено записями в листки или слишком самонадеянно отмечено сделанным, узнаем по прибытию на место. А там… Горы. Пустыня. Каменный лес. Плюс сорок пять в тени. Отвесные скалы. Жуть! И куда едем? Нормальные люди так не поступают.

Сначала по 69-ой вниз, а потом направо, то есть по карте влево до Сент Луиса, где жил когда-то Марк Твен, и есть Арка, в которую нас ввезут какими-то капсулами на высоту более двухсот метров.

Вот ведь, глупость какая — на балкон девятого этажа выхожу с опаской, а двести метров пустоты под ногами совершенно не пугают. Или это только сейчас, пока не попал туда?

Так. Дашка и Бэр помахивали хвостами, а потом, не выказывая благодарности, что выпустил на веранду, сидели на стульях, что-то высматривая в траве и энергично шевеля ушами. Ленка сказала, что впустила их обратно в дом. Если так — всё в порядке, ведь соседка придёт покормить котов только завтра. А где была Майка? Я её не видел.

Машину тоже надо кормить. Выбрасываем коробки от съеденных бутербродов с форелью и сыром в мусорку первого реста. Гала танцует около машины, слава Богу — расслабилась. И правда, чего переживать? Всего-то тридцать часов езды. 30 х 70 = 2100 — это миль. В одну сторону. А сколько реально? Ленка отщёлкнула ноль на спидометре около дома. Ну, что ж — увидим через две недели.

Дождик капает совсем не серьёзно, можно даже не включать дворники.

Чесс руками изображает гитару, аккомпанируя Макаревичу. Фуры отстают справа. «Давайте делать паузы в словах…». А теперь — «Блюз Шанхай» — это они пели в Чикаго, в парке около аэропорта.

Несколько минут молчим, наслаждаемся. «Машина времени» удивительно соединила тот Союз, наше время тогда и сегодня, и Штаты, которые вошли в нашу жизнь с Чессом, дорогами, людьми — всем вокруг и американским флагом на дверце моего шкафа в Таллине, в комнате, которую трудно назвать, но я всё-таки называю кабинетом. До поворота на 70-ую уже немного. Английская речь плавно переходит в русскую и наоборот.

Переезжаем на местный МКАД. Ленка назвала её ИКАД, ведь это Индианаполис.

А теперь, наконец — 70-ая! Через центр столицы Индианы на Запад, на Дикий Запад! Вперёд!

Когда-то мне казалось, что Уральские горы далеко. Ещё бы! От Таллина до Волги ого сколько! А там ещё столько же! Так и не выбрался дальше Волгограда. Может только пока? А тут всего час до Стокгольма плюс девять через океан — и ты в Чикаго. Кстати, а почему Чикаго? Здесь он звучит — Шикаго.

А теперь — ещё дальше на Запад. Вперёд! Человека может остановить только его внутреннее «нет». Не слишком ли часто говорим себе «нет», когда совершенно не надо, и «да», когда давно пора остановиться?

Справа прошли местные небоскрёбы и новый стадион с раздвижной крышей — Индианаполис позади. Справа взлетает самолёт. Очередная модернизация дороги, стоят знаки с мигающим жёлтым, значит надо сбавить скорость до обозначенной на щите. А вот если бы не мигал — можно не сбавлять. Поражаюсь, сколько здесь модернизаций дорог везде. Может и правда надо в трудные времена делать что-то серьёзное для завтра? Времена проходят, и остаётся то, что всерьёз: дороги с мощными развязками или разбитые вдрызг, постепенно налаживаемые отношения между людьми и странами или амбиции про величественность, хотя бы что-то по чуть-чуть для созидания или неуёмность хапнуть сегодня.

12.55. Мы въехали в Иллинойс. Почти десятая часть пути позади, двести двенадцать миль. Едем, а потом лёгкий променад в ресте. Чисто. Красиво. Можно купить прохладительные напитки в холле с кондишн, почувствовать горячий бетон сквозь подошвы сандалет около знака в честь ветеранов Второй Мировой. Именно их именем названа хайвей. В качестве трофея — бесплатная карта штата Иллинойс с дорогами и схемой городов и метро Чикаго. Вам надо в метро Чикаго? Нам пока нет.

Кстати! Я совсем забываю, что не все ещё владеют запасом иностранных слов, которые требуют разъяснений. Правда путаюсь, когда пытаюсь определить иностранные слова в русском. Подозреваю, что таковые в разных регионах распространения русского могут отличаться заметно или даже кардинально. Для меня, например, «калькун» вместо русского «индюшатина» давно перестало быть иностранным. Но не все же русские живут в Эстонии. Есть и другие страны проживания. Ну, там: Германия, Голландия, те же Штаты, Австралия… Я ничего не упустил?

Не являясь филологом, совсем не собираюсь составлять словарь иностранных слов моих записок, выбираю их по наитию и объясняю по мере возникновения желания что-то объяснять.

Итак:

Променад — очень широкое понятие от лёгкого размятия ступней при выходе из автомобиля до того места, куда периодически надо, до трёхчасового карабканья по скалам и деревянным лестницам, которые иногда лишь чуть жёстче верёвочных. Могут быть и другие варианты.

Кондишн — это хорошо! Особенно когда за бортом +36 градусов Цельсия. Бывает в автомобилях, домах, магазинах больших и крохотных, туалетах и т.п. Без него вспоминаешь о его достоинствах ровно через пять минут.

Хайвей — это когда едешь под 80 миль в час и тебе хорошо. Знаки висят или стоят, светофоры мигают. Полиция едет рядом с тобой, и когда это бывает, все старательно снижают скорость почти до обозначенной на знаке у обочины. Но как только полицейский автомобиль съезжает с хайвея, тут уж… Впрочем, не видел превышения скорости выше 10-12% от разрешённой. И светофор слушают все. А потом тут ещё есть ресты…

Кстати, о нем:

Рест — место вдоль дорог, всех. Скамейки у столиков, место для гриля, мусорницы, вода. Хочешь — ставь горелку газовую компактную, что заготовил заранее, хочешь, как мы — сумку-холодильник со льдом для перекуски. За собой убрал, посуду вымыл или выбросил в мусорку, если тарелки и вилки разовые. В туалет сходил в здании с кондишн и автоматами для напитков. Алкоголь здесь не водится. Посидели в ресте на скамеечке, посудачили, прошлись по газонам или дорожкам — поехали дальше.

Американский рест

После перекуса ехать веселее, может через часа полтора будем в Сент Луисе. Но об этом в другой главе.

24 июля 15.10 Fort Wayne — St.Louis

© Сергей Эсте,  2011

Опубликовано 04.08.2011 в рубрике Города и страны раздела Мир вокруг
Просмотры: 8676

Впервые опубликовано на сайте Проза.ру

Фотографии Lena Statsenko, Chess Hazlett

Страница 1 из 10 | Следующая

Авторизуйтесь, пожалуйста, чтобы добавлять комментарии

Комментарии: 0

⇡ Наверх   Америка мельком. 6. Большой Каньон. Заметки на ходу

Страница обновлена 25.08.2016


Разработка и сопровождение: jenWeb.info   Раздвижные меню, всплывающие окна: DynamicDrive.com   Слайд-галереи: javascript библиотека Floatbox